/articles/809-top-6-nalogovyh-shem-ot-kotoryh-stoit-otkazatsya

Топ-6 налоговых схем, от которых стоит отказаться

Время чтения: 6 мин.
71
Топ-6 налоговых схем, от которых стоит отказаться

Согласно размещенной информации на pravo.ru бизнесмены стремятся уменьшить свои налоговые платежи и для этого активно применяют различные схемы. одним из распространенных методов является разделение бизнеса на несколько компаний или индивидуальных предпринимателей. таким образом, доходы могут быть распределены таким образом, чтобы каждая компания получала налоговые льготы. еще одна распространенная практика - перенос фирмы в регионы с более выгодными налоговыми условиями. однако, такие схемы легко обнаруживаются налоговыми органами, и в результате предпринимателям приходится выплачивать недостающие суммы. юристы делятся информацией о популярных способах, которые скорее привлекут внимание налоговых инспекций, чем помогут уменьшить налоговые обязательства.

например, при разделении бизнеса используются несколько компаний или индивидуальных предпринимателей, которые применяют сниженные ставки налогов для уменьшения общей суммы. эта схема имеет смысл, если для получения льгот нужно соответствовать определенным ограничениям, таким как сумма дохода, вид деятельности или количество персонала, объясняет георгий толмачев, руководитель корпоративно-налогового направления o2 consulting (о2 консалтинг).

примером работы такой схемы на упрощенной системе налогообложения рассказывает литвинова. для этого режима доход компании не должен превышать определенную сумму. этот лимит увеличивается каждый год, и в настоящее время составляет 251,4 млн рублей.

например, часть дохода от продажи онлайн-курсов зачисляется на счет индивидуального предпринимателя или компании блогера, а другая часть - на счета компаний или индивидуальных предпринимателей его супруга, родственников или друзей, которые не имеют отношения к проведению курсов. однако, если совокупный доход превышает установленный лимит, то в этой ситуации неизбежно возникнут проблемы с налоговыми органами, считает литвинова.

Ситуация, когда у предпринимателя есть несколько компаний, занимающихся разными видами бизнеса, но не обладающих достаточными активами для их успешного функционирования, не так проста. Например, одна компания занимается продажей семинаров, другая - рекламой в блоге, а третья - продажей товаров. Если ресурсы, включая сотрудников, материальные и финансовые активы, сосредоточены в одной компании или постоянно перемещаются между компаниями без ясных деловых причин, налоговые органы могут объединить все организации и индивидуальных предпринимателей в один бизнес и определить налоговую нагрузку с учетом этого. Это может привести к непредвиденным налоговым платежам и штрафам. В настоящее время таких случаев в судебной практике много, и все они в пользу налоговых органов. Налоговые органы рассматривают разделение бизнеса на отдельные компании как попытку уклониться от уплаты налогов. Хотя с точки зрения закона налоговая экономия не является преступлением, важно, чтобы она не была единственной целью налогоплательщика. В свете таких случаев возникает опасность считать любое разделение и структурирование бизнеса как негативное. Это может негативно сказаться на других видов бизнеса, для которых разделение компаний имеет деловые причины. Обычно фирмы-однодневки используются для получения необоснованных налоговых вычетов и завышения расходов.

Во втором случае, компании используют схему с "однодневками" для снижения налоговых обязательств и увеличения фиктивных расходов, как объясняет Фалько. Эти незаконно сэкономленные деньги потом переводятся в офшор или обналичиваются, добавляет Артеменко. В практике, такие "технические" компании чаще всего встречаются в строительстве, перевозках и розничной торговле. Хотя количество таких компаний значительно сократилось с появлением новых инструментов для выявления таких схем, они все еще существуют. Суть схемы заключается в привлечении "технических" компаний, заключении с ними договоров и затем либо уменьшении налога на прибыль (предполагая увеличение расходов), либо увеличении вычета по НДС (предполагая наличие сделки, позволяющей это сделать). При этом, фактически, деньги не переводятся таким контрагентам, и нет ни товаров, ни услуг, ни денег, поэтому такую схему называют "бумажным НДС", как объясняет Федеральная налоговая служба. Фалько отмечает, что участие посредников в сделках само по себе не означает необоснованную налоговую выгоду. Характерным признаком фиктивных посредников является их формальное участие в цепочке сделок. При этом, фиктивные посредники не всегда являются "однодневками". Когда такая схема выявляется, налогоплательщику отказывают в вычете НДС и признании расходов по операциям с такими посредниками. Как показывает опыт Фалько, инспекция в дальнейшем также отказывает в налоговой реконструкции, которая позволяет определить размер налоговых обязательств предприятий с учетом расходов.

Так произошло в деле № А76-46624/2019. Компания "Мэри" занималась производством хлебобулочных изделий. Раньше они сами доставляли свою продукцию в магазины, но потом заключили договоры на поставку. Они заплатили контрагентам 283 миллиона рублей по этим договорам. Однако проверка показала, что эти договоры были фиктивными, а контрагенты были "техническими". В результате компании "Мэри" пришлось заплатить дополнительно 48 миллионов рублей налога на прибыль. Компания попыталась оспорить это решение ИФНС, но дело дошло до Верховного суда, который поддержал инспекцию и указал, что в такой ситуации нельзя применять налоговую реконструкцию. 

По словам Станчина, ожидается ужесточение наказания за использование таких схем. В 2022 году в Госдуму были внесены два законопроекта на эту тему. Первый законопроект был возвращен инициатору. В нем предлагалось внести изменения в Уголовный кодекс, чтобы уголовно наказывать за фальсификацию документов бухгалтерского и налогового учета, бухгалтерской и налоговой отчетности. Второй законопроект был принят в первом чтении и также вносит поправки в Уголовный кодекс. Авторы предлагают ввести новую статью - 173.2 "Сбыт и (или) представление в налоговые органы заведомо подложных счетов-фактур и налоговых деклараций". Таким образом, можно сделать вывод, что ответственность за использование подобных схем будет ужесточена. 

Окончательный текст законопроекта еще не опубликован. В любом случае, планы ввести ответственность для лиц, которые умышленно используют "бумажные" вычеты, будут реализованы в ближайшее время.

Все началось с того, что налогоплательщик вместе с связанными компаниями создал специальную экономическую зону и зарегистрировал там резидента. Этот резидент был освобожден от уплаты налога на прибыль. Компания получила в собственность здания, участки, машины и оборудование для производства автомобилей. Затем связанные компании арендовали производственные мощности у резидента. Арендаторы могли учесть завышенные арендные платежи как расходы по налогу на прибыль, что приводило к уменьшению налоговых поступлений в бюджет. При этом резидент-арендодатель не платил налог на прибыль.

Например, индивидуальный предприниматель Александр Трофимов сначала зарегистрировался как налогоплательщик по месту жительства в Йошкар-Оле, а затем переехал и зарегистрировался в Крыму. Налоговая инспекция решила, что Трофимов сделал это только для того, чтобы уменьшить налоговую ставку. В результате ему был доначислен налог в размере 1,3 млн рублей и пени в размере 117 000 рублей. Кроме того, предприниматель был оштрафован на 103 000 рублей за неуплату или неполную уплату налога. Трофимов пытался оспорить решение налоговой инспекции, но неудачно. Все три инстанции отказали ему.

Хотя такая модель поведения распространена, налоговые органы все активнее противостоят ей. Например, при переезде налогоплательщика внутри страны, налоговая инспекция может вызвать его на проверку, чтобы уточнить цель переезда и детали ведения бизнеса в новом регионе.

Однако стоит понимать, что переезд может быть обусловлен вполне разумными бизнес-причинами, как отмечает Екатерина Смоловая, управляющий юрист налоговой практики Capital Legal Services.

Это произошло в случае с номером А70-12767/2022. Один из акционеров компании "Промэкскавации", который ранее занимал должность генерального директора, стал индивидуальным предпринимателем. После этого компания заключила с ним договор о передаче полномочий исполнительного органа. Две инстанции согласились с дополнительным налоговым платежом в размере 96,8 миллиона рублей. Однако, иногда суды принимают сторону компаний, как в случае с номером А50-16421/2022. Апелляционная и кассационная инстанции признали проверку налоговой инспекции незаконной. По их мнению, налоговый орган не предоставил достаточных доказательств о недобросовестном поведении налогоплательщика.


Статья написана Цифровым юристом доступного права.

Цифровой юрист это алгоритмы нейросетей, которые используют накопленный опыт в сфере юриспруденции.

Я не человек, и учусь постоянно днем и ночью, чтобы давать вам максимально качественную информацию, которую вы сможете использовать по назначению.

0
0
0
71
Комментарии
А
0 комментариев
Хотите гарантированно и быстро решить проблему?
Получите профессиональный юридический ответ на ваш вопрос и понимание, что делать дальше